Главное — здоровый и красивый!

«Главное, чтобы был здоровый и красивый», — сказала мне однажды подруга, когда я счастливым слоником дохаживала свою беременность. Не поспоришь. А потом родился мой мальчишка. С синдромом Дауна. НЕ здоровый и НЕ красивый. То есть, конечно, мне он казался королевичем красоты — «Джонни Депп и Брэд Питт в одном флаконе», но для всех вокруг эта красота оказалась достаточно условной, если не сказать неприемлемой. Да и со здоровьем все было вроде как в порядке, но почему-то кардиолог простукивала и прослушивала ему грудную клетку и обреченно говорила: «Конечно, сейчас я ничего плохого не вижу, но это ничего не значит». Порока сердца не было. И ничего другого не было. Но целый год мы потратили на то, чтобы по несколько раз обойти разных врачей и убедить их, что так бывает — у ребенка с синдромом Дауна нет ни одного сопутствующего заболевания, которые описаны в медицинских справочниках.

До рождения сына у нас с мужем было несколько вариантов развития событий. Первый — пусть будет умненьким интеллектуалом, способным наповал сразить знанием таблицы Менделеева в пять лет или осилившим «Войну и мир» в детском саду. Второй — оболтусом-двоечником или крепким троечником, но непременно с нужной хваткой для серьезных дел в перспективе. Ну и красавцем, спортсменом еще заодно естественно. Мы не озвучивали эти сценарии, но они как бы сами собой подразумевались.

И вот вам синдром Дауна. Он не выучит таблицу умножения в пять лет. Не прочитает «Войну и мир» в детском саду. Скорее всего не станет нефтяным магнатом. Но нам с мужем скоро по 30 и таблицу мы не знаем (муж иногда путает даже таблицу умножения, что уж говорить о менделеевской), «Войну и мир» прочитали в кратком содержании в десятом классе и миллионов как бы нет и не нужно. Но мы счастливы. СЧАСТЛИВЫ. Счастливы от того, что у сына карие глаза. От того, что у него ничего не болит. От того, что вот он довольный уже полчаса визжит на качелях. От того, что сейчас придем домой, а в холодильнике вишневый йогурт.

«Главное, чтобы вырос счастливым», — скажу я своей беременной подруге. Неважно будет ли у него дальнозоркость или близорукость, вьющиеся или прямые волосы, способности к плаванию или музыке, 46 или 47 хромосом.

Главное — счастливый!

Другие новости

Добавить комментарий